25-27 июня 1941 г: дороги, соединяющие бой под Мельниками с Мокранами, Луковским озером и Пинском, видели этот бой с другой стороны…

На рисунке немецкий баталист изобразил боевой путь 267 пехотной дивизии вермахта. Есть там и Гомель и Жлобин, но нам ближе два населенных — Малорита и Мельники. Здесь в июне 1941 дралась, и как дралась 75 стрелковая дивизия.
«75-я стрелковая дивизия в составе 115, 28 и 34-го полков была сформирована в 1927 г. Командно-политический состав был выделен из 25-й стрелковой дивизии им. В. И. Чапаева. По сформировании 75-я дивизия входила в состав Киевского, а затем Ленинградского военного округа. Она принимала активное участие в войне с белофиннами.
В мае 1941 г. дивизия была выдвинута к новым западным границам в Брестскую область и вошла в состав 28-го стрелкового корпуса 4-й армии. Части дивизии сосредоточились по р. Западный Буг. Полки заняли участки обороны южнее Брестского укрепленного района. 34-й стрелковый полк (командир полка майор Бардеев) располагался в районе д. Медная, оз. Рогозное. 28-й стрелковый полк (командир полка майор Д. С. Бондаренко) находился в стыке с Киевским особым военным округом на левом фланге 4-й армии. 115-й стрелковый полк (командир полка майор А. Н. Лобанов) располагался во втором эшелоне в районе восточнее Малориты в лесу. Штаб дивизии, политотдел и отдельные спецподразделения дивизии размещались в Малорите. В то время дивизией командовал генерал-майор С. И. Недвигин, начальником штаба был полковник Я. А. Мартыненко, начальником артиллерии Д. Я. Селезнев.
Дивизия напряженно занималась боевой и политической подготовкой, строительством оборонительных полевых позиций вблизи границы по р. Западный Буг, сохраняя постоянную боевую готовность. 22 — 23 июня полки дивизии оказали ожесточенное сопротивление врагу.
И. С. Ткаченко пишет: «В это время мне довелось находиться в районе обороны 115-го полка. Противник шел колоннами во весь рост, впереди шли танки с автоматчиками, пехота и кавалерия. Командир полка т. Лобанов А. Н. отдал приказ командиру полковой артиллерии открыть огонь по танкам противника. Сразу загорелись два танка, один броневик, третий танк попал на заминированный участок дороги и подорвался. Противник продолжал наступать и, готовясь перейти в атаку, открыл беспорядочную стрельбу из автоматов.
Кавалерийские части фашистов пошли в обход правого фланга обороны полка. Капитан Корчма, командир 2-го стрелкового батальона, оборонявшегося на правом фланге, увидев движение гитлеровской кавалерии, быстро перестроил боевой порядок батальона, подтянул к переднему краю две зенитные спаренные установки и выдвинул их на фланг вражеских кавалеристов, затем, подпустив их на 200 — 250 м, открыл минометный, пулеметный и ружейный огонь по колонне. Одновременно открыли огонь зенитные спаренные пулеметные установки. Колонна противника, неся большие потери, заметалась и приостановила движение вперед. Успешно действовал и 1-й батальон полка. На всем участке обороны полка противник был остановлен.
Воспользовавшись создавшейся обстановкой, командир полка майор А. Н. Лобанов быстро перебросил 3-й батальон с левого фланга на правый и под прикрытием сильного минометного и пулеметного огня контратаковал гитлеровцев. От неожиданного флангового удара фашисты стали отступать. Однако на участках других полков после трехчасового боя сопротивление было сломлено, и они начали медленный отход в район, где располагался КП дивизии.
Упорно обороняя свой участок, неоднократно переходя в контратаки, дивизия удерживала свои основные позиции до 26 июля. К этому времени были израсходованы боеприпасы и за малым исключением утрачена артиллерия. Соединение оказалось в окружении. И. С. Ткаченко рассказал:«В ночь с 26 на 27 июня дивизия была полностью окружена.
Командир дивизии генерал Недвигин, посоветовавшись с работниками штаба и политотдела, принял решение прорвать заслон противника, выйти на Ковельскую дорогу и соединиться с остальными частями 4-й армии. С этой целью послали разведку для рекогносцировки участка прорыва. В разведку был назначен с ротой 115-го стрелкового полка капитан Ярышкин. При выполнении этой задачи он был ранен. Ярышкина сменил капитан Лютин, который через связного донес, что дорога Брест — Ковель занята противником. К середине дня группа разведчиков возвратилась и принесла тяжелораненого Лютина. Противник усилил наступление, ведя артиллерийский и минометный огонь. Командование дивизии решило с наступлением темноты все же выйти на Кобрин по Ковельской дороге на соединение с 4-й армией.
План прорыва был следующий: командир дивизии генерал Недвигин с правой группой должен был прорываться через Мокраны.
Я возглавил среднюю группу, идущую в направлении оз. Луково, начальник штаба дивизии Мартыненко — левую группу. В более трудных условиях оказалась средняя группа; окопавшийся на этом участке противник сразу же стал косить наши ряды огнем всех видов. Правда, минометный огонь гитлеровцев пришелся по болоту, многие мины при падении глубоко входили в илистую почву, камуфлировали, что снижало наши потери. В зоне поражения автоматным и ружейным огнем между атакующими красноармейцами и фашистами завязался ожесточенный бой, доходивший до рукопашной схватки.
Противник упорно оборонялся, но не выдержал нашего натиска и начал отходить, оставляя оружие и убитых. Образовалась брешь, через нее мы вышли в район оз. Луково. Левая группа, руководимая Мартыненко, с тяжелыми боями также прорвалась через Ковельскую дорогу и подошла к оз. Луково. Здесь обе группы соединились и с боями стали пробиваться в направлении Кобрина, но, встретив сильное сопротивление противника перед Кобрином, отошли в направлении Пинска.
29 июня противник вновь начал преследовать нас. Имея большие потери, неся на руках раненых, почти без боеприпасов, пробиться к основным силам на Пинск мы не смогли. Туда вышли лишь отдельные подразделения.
Посоветовавшись, мы решили отходить в направлении г. Сарны. При отходе к нам присоединились отдельные бойцы и подразделения 6 и 42-й стрелковых дивизий, группы танкистов, воинов авиационных подразделений. 2 июля мы вышли на ст. Сарны и по приказу штаба армии погрузились в эшелон и выехали в район Пинска, где и заняли оборону. »
(Из мемуаров Андрея Еременко)

Добавить комментарий